Category: армия

Андрей Голубев

ОЖЕРЕЛЬЕ. Останки солдата Великой Отечественной войны преданы родной земле


На кладбище микрорайона Ожерелья сегодня были захоронены останки гвардии сержанта 72-го гвардейского стрелкового полка, 24-й стрелковой дивизии Михаила Егоровича Ларина.
Долгих 76 лет и еще около трех тысяч километров, которые преодолели доставившие останки члены поискового отряда, – такой долгой путь отделял Михаила Егоровича Ларина от своей исторической Родины. Уроженец села Ожерелье Каширского района, он, как и большинство его сверстников, ушел на фронт. Погиб в августе 1943 года, так и не увидев Победы... 5 сентября 2019 года при проведении Вахты Памяти в районе Мариновки Шахтерского района Донецкой Народной Республики поисковым объединением «Донбасс» были обнаружены останки военнослужащего Красной Армии. Среди личных вещей была найдена медаль «За отвагу», по номеру которой удалось установить личность погибшего – Михаила Ларина.    
Долгие годы родственники погибшего воина пытались разузнать какие-либо сведения о его судьбе. Узнав о том, что останки были обнаружены, они выразили желание захоронить их на Родине Михаила Егоровича.
В церемонии захоронения приняли участие депутаты Государственной Думы России Ильдар Бикбаев и Юрий Олейников, депутат Московской областной думы Андрей Голубев, заместитель главы администрации городского округа Кашира Вадим Демихов, председатель совета депутатов округа Сергей Буров, руководитель фракции "Единая Россия" в местном Совете , куратор партийного проекта "Историческая память" Галина Алентьева, председатель совета ветеранов Анатолий Воротников, врио заместителя командира мостового батальона лейтенант Илья Евсеев, родственница Михаила Ларина Надежда Александровна Макурина.
– Я благодарю всех, кто помог разыскать и доставить останки Михаила Егоровича на Родину, – сказала Надежда Макурина. – Восхищаюсь той сложной и кропотливой работой, которую проводят поисковые отряды. В этом году дочери Михаила Ларина исполняется 80 лет. Очень символично, что в этот юбилейный год в ее жизни произошло такое событие.  
После молебна по усопшему, под залпы орудий гроб с останками гвардии сержанта были преданы земле. К могиле возложены цветы и венки. Каширские единороссы активно поддержали это значимое не только для городского округа, но и для всего региона событие.
Война не закончена, пока похоронен последний солдат», – эта крылатая фраза великого русского полководца Александра Суворова как нельзя лучше характеризует ту огромную работу, которую проводят поисковики. Сегодня еще один боец вернулся на Родину. Вечная память ему и всем, кто отдал свою жизнь на полях сражений!        
Даниил Кошман Фото автора
Каширские известия
Андрей Голубев

МЕЩЕРИНО-1. Войсковая часть 03770 принимала поздравления с 50-летним юбилеем


В клубе части, в военном городке Мещерино-1 прошло торжественное мероприятие, посвященное полувековому юбилею войсковой части 03770. 50 лет назад, практически в чистом поле встал на службу гарнизон Мещерино-1. Всё это время часть решает важнейшие задачи, обеспечивая обороноспособность страны, является лидером в освоении передовых технологий.
Руководство и личный состав части получили поздравления от командования​, представителей профильных общероссийских предприятий и коллег. Также поздравили военных депутат Московской областной думы Андрей Голубев и глава городского округа Ступино Вера Назарова. К юбилею также приурочили награждение военнослужащих наградами и памятными подарками. Большая группа ветеранов части, офицеров и гражданского персонала получила награды Московской областной Думы. Завершилось мероприятие праздничным концертом с участием московских артистов.
После торжественных мероприятий Андрей Голубев, вместе со своим помощником на общественных началах, бывшим военнослужащим части 03077 Дмитрием Котусовым посетил детский сад "Солнышко", который в 2019 году ждёт капитальный ремонт по программе Губернатора А.Ю.Воробьёва. Напомним, что в начале 2018-го года по областной программе завершился капремонт детского садика "Березка", который под новым именем "Улыбка" готовится принять детишек гарнизона. Очередной ремонт также будет проходить под контролем депутата и его помощников.
Андрей Голубев

МЕЩЕРИНО-1. Детский садик в военном городке пережил второе рождение


В рамках реализации Губернаторской стратегии плановой передачи в ведение региональных и муниципальных властей объектов инфраструктуры военных городков в Мещерино-1 городского округа Ступино в этом году состоялась передача двух ведомственных детских садиков от Минобороны РФ гражданским властям. Незамедлительно в одном из них - садике "Улыбка" (бывший "Березка") начался капитальный ремонт.
- Из бюджета Московской области на ремонт дошкольного образовательного учреждения выделено 27 миллионов 234 тысячи руб., ещё 1 млн. 433 тысячи выделили власти муниципалитета, - сообщил Андрей Голубев, который в рамках рабочей недели депутатов фракции "Единая Россия" в Московской областной Думе посетил объект и проверил ход и сроки исполнения работ.
Сделано очень многое - завершается ремонт всех помещений и групп, заменены окна и двери, фасад стал ярким и теплым, на территории все дорожки заасфальтированы, установлены новые светодиодные фонари, которые осветили не только территорию детского садика, но и прилегающие к нему тропинки военного городка.
- Работы исполнены на 95 %, - отметил региональный депутат - До конца года основная их часть будет завершена, а в начале нового года будут устранены все замечания.
А они есть - Андрей Голубев просил обратить внимание подрядчика на монтаж труб в санузлах, завершение отделки окон, замена поврежденных подоконников и пр. В целом же детский садик "Улыбка" теперь стал украшением военного гарнизона.
- Совсем скоро четыре группы детского садика примут более 100 мальчишек и девчонок, - говорит заведующая садиком Елена Макарова. - Спасибо Губернатору А.Ю.Воробьеву, депутат Мособлдумы, властям городского округа Ступино за второе рождение нашего садика!
После завершения ремонта на очереди ремонт другого детского садика в городке - "Солнышко". Ребятишки из него временного разместятся в просторной и новой "Улыбке".
Андрей Голубев

НЕКРОЛОГ Солдат Победы – Геннадий Петрович Крупнов

14 августа 2017 года перестало биться сердце участника Великой Отечественной войны, каширского «сына полка», ушедшего бить врага прямо от порога своего родного дома, - Крупнова Геннадия Петровича. Всего два месяца назад, 3 июня, мы поздравляли этого легендарного человека с 90-летием, вручали подарки и цветы. И вот - скорбное известие.

Геннадий Петрович Крупнов родился в Кашире, в той его части, которая раньше называлась Кагановичем. Отец, Петр Иванович, трудился на Каширской ГРЭС, затем инструктором в горкоме партии. Мама, - Анна Михайловна была домохозяйкой. В 1938 году отца репрессировали, и он был сослан в Норильск.
Оставшись без отца, семья сменила местожительство. Из Кагановича, переехала в старую часть Каширы, - Рабочий городок, что размещался на территории бывшего женского Никитского монастыря. Там жила сестра матери.
Когда началась война, Гена закончил 6-й класс. Осенью 1941-го, он вместе с другими одноклассниками работал в деревне Зендиково. Они помогали колхозникам убирать урожай. Линия фронта все ближе и ближе приближалась к нашей Кашире.
В ночь с 25 на 26 ноября 1941 года началась организованная эвакуация жителей города. По домам ходили нарочные с предупреждением об эвакуации. Велено было взять с собой самое необходимое и уходить по вмороженному в лед понтонному мосту через Оку на левый Ступинский берег. Крупновы с соседями по дому решили не бежать, а переждать грозные дни в подвале бывшей церкви, что была напротив.
Там и познакомился Гена с юным кавалеристом из 1-го Гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора П.А.Белова, - Колей Майским. Через него напросился в эскадрон, приврав, что сирота. Попал в разведку и, уже на второй день после зачисления, четырнадцатилетний Геннадий Крупнов участвовал в операции по захвату «языка» в районе села Пятница, что в семи километрах к югу от Каширы.
Разведывательный эскадрон 5-й Таманской кавалерийской дивизии, в котором воевал Крупнов, сражался под Полтавой, Харьковом, Киевом. При форсировании Днепра, Крупнов получил первое ранение, - в рукопашной схватке с немцем был ранен ножом в руку, но из боя не вышел, остался в строю. В 1943 году эскадрон вышел на Буг. Потом была Польша. В 44-м - Крупнова ранило осколком снаряда. В полевых условиях осколок удалить не смогли, так и прошагал с ним Геннадий Петрович до конца войны.
В апреле 45-го, Крупнов, которому не было еще восемнадцати лет, дошел до немецкого города Хемниц, что под Дрезденом. Здесь застала его Победа над Германией. Отсюда, в железнодорожных эшелонах, начался долгий путь в Россию, но … не домой. Кавалерийская дивизия, в которой служил Геннадий Крупнов, передислоцировалась в Башкирию под Уфу. Там он попал в авиационную учебку, освоил военную профессию стрелка-радиста бомбардировщика и был распределен на Дальний Восток. После разгрома японских войск здесь, на Корейском полуострове, столкнулись интересы двух бывших союзников: СССР и США. Именно этим и объяснялось, естественно без широкой огласки, присутствие значительного военного контингента с обеих сторон. Летная база, где служил Г.П.Крупнов, размещалась в Порт-Артуре.
За образцовое выполнение боевых заданий старший сержант Г.П.Крупнов был награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны 1-й степени, тремя боевыми медалями.
Демобилизовался он в 1950 году. После десятилетнего отсутствия вернулся в Каширу, но пробыл здесь недолго. Уехал к отцу в Ступино, который к этому времени вернулся из лагерей. В Ступино Крупнов окончил вечернюю школу, авиационный техникум, затем институт. Трудился на Ступинском металлургическом комбинате, пока позволяло здоровье. Последнее время он проживал в благоустроенной квартире вместе со старшей дочерью Ириной на улице Бахарева.
Геннадий Петрович никогда не забывал родную Каширу, - город детства, родителей и первых друзей. При встречах с нами, он всегда передавал «каширским ребятам» привет. «Пусть, - говорил – знают, что я живой!
Наши глубокие соболезнования родным и близким Геннадия Петровича Крупнова.
Краевед Александр Горелов
Депутат Мособлдумы Андрей Голубев

Андрей Голубев

МЕЩЕРИНО-1. Детские садики военного городка передаются в гражданское управление


Планово решаются сложные вопросы передачи инфраструктуры военного городка Мещерино-1 в ведение гражданских властей. Первой ласточкой стала Мещеринская школа №1, которая сегодня входит в систему образования Ступинского муниципального района. Не забывает о ней и депутат Московской областной Думы Андрей Голубев, который в рамках исполнения наказов избирателей выделил 150 тысяч рублей на приобретение в школу новых компьютеров.
На финишную прямую выходит и сложная работа по передаче 3 детских садиков Мещерино-1. Еще в 2013 году были сделаны первые шаги - область и муниципалитет выразили готовность принять учреждения дошкольного образования в свое ведение. На сегодняшний день почти все документы оформлены. Именно об этом шла речь на совещании, которое провел депутат Московской областной Думы Андрей Голубев в администрации Ступинского района.
- Проведено размежевание земельных участков, кадастрирование объектов, подписан передаточный акт и уже идет регистрация прав на объекты, готовы уставы новых муниципальных образовательных учреждений, - сообщила начальник Управления образования Г.А.Симонова и представители Комитета по управлению имуществом. - По "дорожной карте" утвержденной постановлением Главы района П.И.Челпана до конца марта будет проведена инвентаризация детского садика "Улыбка" (бывшая "Березка") и он будет готов к началу капремонта.
- Московская область по губернаторской программе модернизации инфраструктуры военных городков выделила в 2017 году 28 миллионов рублей на капитальный ремонт детского сада "Улыбка" ("Березка") - отметил Андрей Голубев - Еще около 1 млн.руб. выделил бюджет Ступинского района. Задача областных и местных депутатов фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ", которые принимали решение о выделении средств и принятии программы по военным городкам, обеспечить контроль за ее выполнением.
В 2018-2019 гг. ремонт ожидает и детские садики "Солнышко" и "Светлячок" из городка Мещерино-1.
- Сегодня эти три дошкольных учреждения посещают около 200 ребятишек. Это наши дети, наши родители и Московская область будет делать все возможное, чтобы постепенно и планово реанимировать инфраструктуру военных городков, - подчеркнул депутат Мособлдумы Андрей Голубев.

Андрей Голубев

МЕЩЕРИНО-1. Молодое пополнение Вооруженных Сил России приняло присягу


23 июля торжественная церемония принятия военной присяги была проведена сразу в двух воинских частях, расположенных в Мещерино Ступинского района. 44 молодых бойца присягнули в войсковой части № 03770 и 33 новобранца в войсковой части №30258. На торжественные церемонии, прошедшие на плацах войсковых частей, прибыли родные и близкие молодых воинов, закончивших обучение, и личный состав войсковых частей.
Четко и слаженно звучали слова Военной Присяги. По ее завершении присягнувших стране воинов приветствовали командиры частей, священники, представители родителей и совета ветеранов части. С напутственным словом к российским воинам обратился председатель Комитета по делам молодежи, спорта и туризма Московской областной Думы Андрей Голубев.
- Сегодня у Вас очень важный день. Вы стали воинами Российских Вооруженных сил с их героической историей, достойным настоящим. Вы влились в личный состав воинских частей со славными традициями, которые отличает профессионализм и высокий уровень боевой готовности. Уверен, что каждый из Вас с честью и достоинством выполнит свой Воинский долг перед нашей Родиной!, - обратился к принявшим присягу региональный депутат.
Андрей Голубев

Некролог памяти Героя Советского Союза Александра Ивановича Выборнова


31 октября 2015 года ушел из жизни каширянин - Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации, заслуженный военный летчик СССР, почетный гражданин городов Кашира (Россия) Александр Иванович Выборнов

Родился 17 сентября 1921 года в городе Кашира Московской области. Отец–Выборнов Иван Васильевич (1891–1955). Мать–Выборнова Татьяна Николаевна (1896–1943). Супруга–Выборнова (Ялыгина) Клара Яковлевна (1926 г. рожд.). Сыновья–Выборнов Алексей Александрович, Выборнов Павел Александрович. Дочь–Потапова Елена Александровна.
В 1938 году Александр окончил среднюю школу в Кашире. К тому времени он уже год проучился в Ступинском аэроклубе. Любил спорт, не пропускал ни одного соревнования, часто занимал призовые места. Это и привело его в Смоленский техникум физической культуры. А.Выборнова сразу зачислили на 2-й курс. Одновременно он поступил в Смоленский аэроклуб, летал на самолетах По-2, УТ-2, УТ-1.
В 1939 году по призыву комсомола он поступил в Чугуевское военное авиационное училище летчиков. В 1941 году по ускоренной программе Александр окончил обучение с отличием и присвоением звания сержанта. Его оставили в школе пилотов летчиком-инструктором.
Наступило 22 июня 1941 года. Александр просился на фронт, однако прошел год, прежде чем его желание исполнилось. В сентябре 1942 года направлен в состав 728-го истребительного авиационного полка 256-й авиадивизии 5-го авиакорпуса 2-й воздушной армии, действовавшей на Калининском фронте.
Александр Выборнов летал ведомым у командира 2-й эскадрильи И.Иваненкова и капитана А. Ворожейкина. Это были опытные и заслуженные летчики. У них Александр многому научился: опыта прибавлялось с каждым вылетом. В марте 1943 года А. Выборнов получил первую боевую награду – медаль «За боевые заслуги».
Затем были воздушные бои под Курском. Тогда основной задачей полка была борьба с бомбардировщиками противника. На боевом счету Александра уже числилось 2 сбитых самолета противника. 13 июля 1943 года А.Выборнов сбил еще 2 самолета. А в итоге боя группой Арсения Ворожейкина сбито 9 самолетов противника.
В 1943 году школьники города Каширы собрали денежные средства на постройку самолета и обратились к Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину с просьбой вручить этот самолет их земляку, летчику А.И.Выборнову. На самолете Як-9, на борту которого было написано «А.И.Выборнову от каширских школьников», Александр Иванович воевал до конца войны.
В 1944 году на своем истребителе капитан А.И. Выборнов совершил подвиг. В воздушном бою самолет старшего лейтенанта Твирякова был подбит. Летчик сумел посадить машину, но приземлился на территории противника. Александр пошел на выручку, посадил свой самолет рядом, на виду бегущих к ним немцев перетащил раненого пилота в свой Як-9 и поднялся в воздух.
Александр Выборнов бил фашистов в небе Польши, Чехословакии, Венгрии, Германии. Войну закончил майором, командиром эскадрильи. С сентября 1942 по май 1945 года он совершил 190 боевых вылетов, провел 42 воздушных боя, сбил 28 самолетов противника.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года капитану А.И.Выборнову присвоено звание Героя Советского Союза.
С военных лет Александра Ивановича связывала дружба со многими именитыми асами: Иваном Кожедубом, Виталием Попковым, Степаном Микояном, Владимиром Ильюшиным.
В 1947 году Выборнов поступил в Военно-воздушную академию в Монино. По ее окончании он командовал истребительным авиационным полком.
В 1957 году он – командир истребительной авиационной дивизии в Петрозаводске. В 1962 году генерал-майор авиации А.И.Выборнов назначен командиром дивизии ПВО. Затем был начальником боевой подготовки авиации ПВО страны. Его сыновья пошли по стопам отца и также стали летчиками.
В 1964 году Александр Иванович назначен заместителем командующего авиацией ПВО страны. В 1967 году его командировали в Египет. В ходе войны Шестидневной войны А.И.Выборнов совершил 15 боевых вылетов, в том числе проводил разведку над территорией Израиля.
С 1969 года в Главной инспекции Министерства обороны он занимал должность генерал-инспектора истребительной и истребительно-бомбардировочной авиации.
Александр Иванович Выборнов – человек-легенда. Более сорока лет службы в авиации, 5 тысяч часов в воздухе. В 1974 году ему присвоено звание генерал-лейтенанта авиации. За особые заслуги в освоении авиационной техники, высокие показатели в воспитании и обучении летных кадров и многолетнюю безаварийную летную работу в авиации Александру Ивановичу присвоено звание заслуженного военного летчика СССР. 23 февраля 1973 года благодарные земляки присвоили ему звание почетного гражданина города Каширы. Кроме, того он является почетным гражданином города Зелёно-Гура (Польша).
В 1981 году по состоянию здоровья и выслуге лет А.И. Выборнов уволился из армии. Но не в его характере было сидеть дома без дела. В том же году он поступил на работу в Московский физико-технический институт (МФТИ) проректором по общим вопросам, затем был начальником отдела кадров института. В 1982–1983 годах он работал помощником ректора МФТИ, а позже перешел в МХТИ им. Д.И. Менделеева на должность начальника отдела кадров.
В январе 1998 года Александр Иванович был избран действительным членом и почетным академиком Российской академии диалектико-системных исследований и разработок. Работал помощником ректора, помощником президента РХТУ имени Д.И. Менделеева.
А.И. Выборнов – автор книг «Всегда в боевой готовности» (М.: Дельта-НБ, 2005), «Воспоминание о пройденном пути» и др. Его перу принадлежат около сотни статей, опубликованных в различных газетах и журналах.
Александр Иванович активно работал в международном ветеранском движении. По приглашению летчиков-ветеранов США он дважды побывал в этой стране, где делился своим боевым опытом и воспоминаниями о былом. Он был принят в Международный клуб «Красные орлы». В 2001 году русская секция Международной академии наук Германии избрала его почетным академиком. В 2009 году в цикле передач «Дороже золота» (студия «Крылья России), посвященном судьбам Героев Советского Союза, был снят документальный мини-фильм о боевых подвигах Александра Выборнова.
Герой Советского Союза Александр Иванович Выборнов награжден орденом Мужества, орденом Ленина, пятью орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, четырьмя орденами Отечественной войны I степени, тремя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, орденом Богдана Хмельницкого (Украина), медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За взятие Берлина», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За оборону Киева», «За освобождение Праги» и десятками других.
9 мая 2015 года, к 70-летию Великой Победы в подмосковной Кашире на средства жителей установлен памятник – точная копия самолета-истребителя ЯК-9 «Каширский школьник», на котором в годы Великой Отечественной войны совершал боевые вылеты Герой Советского Союза Александр Выборнов. На открытие памятника был и А.И.Выборнов. Как оказалось, в последний раз побывав на родной земле…
Андрей Голубев

К 70-летию Битвы за Москву. Кашира в ноябре 1941 года. Хроника событий

2 ноября 1941 года
Начальник каширского гарнизона старший лейтенант Мацкевич и районный военный комиссар – батальонный комиссар Сабурский издали приказ №2, в котором говорилось:
«В целях установления революционного порядка в г.Кашире и его окрестностей приказываю:
1. Директорам предприятий, руководителям учреждений и артелей промкооперации, начальнику станции Кашира вменяю в обязанность максимально улучшить производственную дисциплину, наладить бесперебойную работу предприятий и учреждений с тем, чтобы последние работали на полный ход. Всякое попустительство и дезорганизация работы будет рассматриваться, как подрыв оборонной мощи, виновные немедленно будут привлекаться к суду Военного Трибунала.
2. Ответственность за работу торговой сети, парикмахерских и других коммунальных услуг возложить на управляющего городской торговлей т.Михайлова и начальника горкомхоза т.Воробьева.
3. В целях борьбы с дезертирами, паникерами, трусами и распространителями провокационных слухов коменданту г.Кашира, начальнику отдела НКВД и отдела милиции принимать беспощадные меры борьбы, немедленно привлекая последних к суду Военного Трибунала, а шпионов, диверсантов и прочих агентов врага расстреливать немедленно на месте.
4. Всем учреждениям и частным лицам строго соблюдать в ночное время правила светомаскировки, имея в виду, что всякое нарушение светомаскировки, кем бы оно ни было совершено, повлечет за собой строгую ответственность по законам военного времени.
5. Запретить движение пешеходов и автотранспорта по городу с 22.00 до 6.00 утра. Разрешить движение только войсковым частям по маршруту и специальным пропускам, выданным комендантом города.
6. Установить со 2 ноября сего года по г.Кашире службу регулирования, возложив ответственность за порядок на коменданта города и начальника милиции.
7. Расквартирование частей, а равно и отдельных военнослужащих в г.Кашира и его окрестностях производить только с письменного разрешения коменданта города.
8. Настоящий приказ полностью распространяется на всех военнослужащих, независимо от звания, и на гражданских лиц.
9. Надзор за исполнением настоящего приказа возлагаю на коменданта города и начальника милиции».
Этот приказ был отпечатан в каширской типографии и развешен по всему городу. Ответственные приступили к его выполнению – порядок в Кашире был обеспечен и паники и анархии допущено не было.

Начало ноября 1941 года.
Началось строительство баррикад в Кашире. Их устроили на улицах Советская, Свободы, Коммуны. Две самые большие баррикады перегородили ул.Советская между зданиями библиотеки и музыкальной школы, а также между исполкомом и почтой. Их высота достигала 3 метров. Для проезда транспорта были устроены проходы, которые можно было моментально загородить при подходе врага. Основным материалом для строительства были бочки, мешки и ящики заполненные речным песком. Каменные дома на пересечениях улиц превращались в узлы огневой обороны. Работами по строительству баррикад в Кашире руководили начальник отдела дорожного строительства А.Л.Лаврентьев, учитель математики П.Г.Беренс, директор школы А.В.Бутузов. На строительстве оборонительных сооружений отличились Павлова В.И – бухгалтер Каширского отделения Госбанка, учителя Визирская Н.Ф. и Парадоксова Л.М.
Трудились все, даже каширские домохозяйки, за исключением имевших грудных детей. Примером для других стали Мария Васина и Поташева. Подтягивались за женщинам и мужчины - Куришын, Просандеев, Чернышев, Воротников и другие.
В начале ноября закончено строительство оборонительных рубежей к югу от Каширы. На территории нашего района на площади 50 гектаров было создано свыше 30 заградительных площадок и всюду, на танкоопасных направлениях, выкопаны противотанковые рвы.

4 ноября 1941 года - В Кашире развернут 252-й корпусной полевой госпиталь, который будет эвакуирован 25 ноября (в дни боев за Каширу) через Ступино в Малино.
В этот день, защищая небо Каширы и Москвы от немецкой авиации, в бою погиб летчик 445-го ИАП П.Г.Жидков, который незадолго до этого, за таран вражеского самолета, совершенный 15 октября 41-го года, был награжден орденом Ленина.

4 ноября 1941 года
Южнее Каширы расположилась выведенная из боев 173-я стрелковая дивизия (бывшая 21-я дивизия московского ополчения Киевского района столицы). После тяжелых боев в ходе октябрьской стадии немецкой операции «Тайфун» дивизия, понесшая значительные потери под городом Кировым, по приказу командования Западного фронта отводилась в его резерв, для приведения в порядок и доукомплектования.

4 ноября 1941 года
В Каширском штабе обороны состоялось совещание руководителей города (Т.М.Горб и А.Е.Егоров) с зенитчиками из 352-го ОЗАД (Смирнов, Тер, Иванов) и летчиками-истребителями из 445-го ИАП (Круглов, Тележко). По итогам совещание руководство района принимает решение: «Учитывая возможность продвижения немцев к территории района и создания непосредственной угрозы городу с южного или юго-западного направления, поручить тт.Смирнову и Круглову совместно с райвоенкомом т.Сабурским в трехдневный срок обследовать окраины города и на ближайших подступах к нему, исходя из задачи наиболее эффективного применения огня по вероятным целям противника, определить районы огневых позиций для отдельных зенитных батарей.
В определение огневых позиций обеспечить возможность применения прямой наводки по противнику, ориентируясь в направлении Иваньковского, Веневского и Зарайского шоссе, обеспечив одновременно прикрытие ГРЭС и подступов к ней, железнодорожного моста и переправы через Оку.
Намеченную схему мероприятий согласовать в рабочем порядке и доложить о принятом решении командующему московской зоны ПВО генералу Громадину.»

Начало ноября 1941 года
В первых числах ноября 1941 года в Кашире разместилась школа сержантов трех дивизий 49-й армии. Чуть позднее к ней присоединились и курсанты курсов младших лейтенантов этой же армии. Базировались курсанты в Белопесоцком монастыре. Этим соединениям предстояло принять позднее на себя первый удар фашистов под Каширой.

6 ноября 1941 года.
После ожесточенных боев за город оружейников Гудериан убедился в том ,что взять Тулу с хода не получиться. Гудериан решает окружить Тулу и двигаться дальше к Москве. Главной целью «танкового гения» немцев становится Кашира.

7 ноября 1941 года
Завершилось формирование в Каширском районе 4-х партизанских групп. Были созданы базы для их размещения (с оружием, боеприпасами и запасом продовольствия на полгода). На левом берегу Оки, в районе деревни Кременье-Старая Ситня (командир Константин Панкин – директор отдела рабочего снабжения Каширской ГРЭС, состав отряда - 42 человека). В районе деревни Лужники (командир Петр Денисович Крючков, заведующий военным отделом РК ВКП (б), в составе 53 человек). На правом берегу Оки в районе деревень Топканово-Восленка (командир – машинист паровозного депо Ожерелье Петр Ефремович Бачурин, в составе 30 человек) с местом базирования в районе деревни Маслово. Большую роль в формировании этого отряда сыграл местный житель, рабочий Масловской ткацкой фабрики П.И.Чураков.
Для подпольных действий в самой Кашире был создан еще и «Центральный партизанский отряд» численностью в 20 человек. Им командовал А.Т.Сальниковым (в ту пору инженер техотдела паровозного депо станции Ожерелье).

7-8 ноября 1941 года
445-й и 178-й истребительные авиаполки, базировавшиеся в Крутышках, находились в повышенной боевой готовности, обеспечивая проведение праздничного военного парада в Москве, который проходил под самым носом у фашистов.

7 ноября 1941 года
В Подольске разгрузилась прибывшая под Москву с Дальнего востока 112-я танковая дивизия под командованием полковника А.Л.Гетмана. Дивизия, которой позднее предстоит сражаться за Каширу, состояла из 6214 бойцов и командиров, 212 устаревших легких танков «Т-26», 4 танков «Т-40», 618 автомашин, 38 орудий.

8 ноября 1941 года
Командир 352-го ОЗАД майор А.П.Смирнов разработал, а руководители Каширского района утвердили схему противотанковой обороны Каширы силами зенитчиков.

9 ноября 1941 года
Части 2-го кавалерийского корпуса под командованием генерал-майора Белова П.А. прибыли в Михнево. Вот как вспоминает об этом сам Павел Алексеевич Белов в своих мемуарах: «Ни я, ни работники штаба не знали, где она находится. На наших картах Михнево не значилось. Пришлось мне послать на местную почту командира из оперативного отдела. Поручение было «дипломатическое»: узнать, где находится Михнево, не привлекая внимания работников связи… С почты майор возвратился бегом. Вошел в комнату, закрыл за собой дверь и только после этого сказал возбужденно: - Товарищ генерал! Нас перебрасывают под Москву!»
Тогда же кавалерийские полки Белова получили две батареи новых, лучших на тот момент в мире, противотанковых 76-мм пушек и первые 500 автоматов для конных стрелков. Это вооружение было передано корпусу по личному распоряжению Сталина.
Прибыло и пополнение. Около 542 человек якутов прибыло в составе маршевых эскадронов на пополнение во 2-й кавалерийский корпус. Якуты были настроены по-боевому, мороз их не смущал, но единственной проблемой было то, что многие из них в своей жизни лошадей даже не видели.
Всего за трое суток в корпус прибыли двадцать четыре маршевых эскадрона - около шести тысяч всадников. Поступило зимнее обмундирование: шапки, валенки, меховые безрукавки. Подъезжали грузовики с оружием и боеприпасами

Ноябрь 1941 года
В дни ноябрьских боев за Тулу руководитель обороны города-оружейников Жаворонков не раз звонил на Каширскую ГРЭС и просил обеспечить снабжение города электроэнергией. За выработкой электроэнергии для Тулы следил и секретарь Московского комитета партии Черноусов.
Бесперебойную работу Каширской ГРЭС осенью 1941 года обеспечивали бригадиры Лисицын, Бабкин, крановщик Солнцев, Морозов, Михеев, Кочуков, котельщики Субботин, Плахин, Ребров, кочегар Гаврилин, турбинщики Волков, Лисицын, Вавилин, Тюрин, рабочие электроцеха Каменский, Иванов, труженики мехцеха Родионов, Власов, Матвеев, Чухров, Щеглов и Вахрутинов. На щите управления дежурили электротехник Тихонов, щитовая Валентина Плякот.

11 ноября 1941 года
Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о контрударе из района Серпухова вдоль реки Протва во фланг 4-й армии немцев. Для этих целей намечено использовать корпус Белова, 112-ю танковую дивизию Гетмана и часть сил 49-й армии (415-ю стрелковую дивизию). т. е. те части, которым чуть позднее предстоит сражаться под Каширой.

11 ноября 1941 года
2-я танковая армия Гудериана, скованная под Тулой, дожидается подвоза горючего. Как сообщается в суточном оперативном донесении группы армий «Центр»: «...для пополнения запасов до 5-6 норм расхода, необходимых для выхода к р.Ока».

14 ноября 1941 года
Группа Белова перешла к активным действиям против правого фланга 4-й армии Клюге под Серпуховым. Пять дней шли упорные бои. Опасаясь прорыва, фельдмаршал Клюге бросил в бой резерв - две пехотные и танковую дивизию, которые предназначались для наступления на Подольск и Москву.

15 ноября 1941 года.
Немцы начинают второе генеральное наступление на Москву. Перед 2-й танковой армией Гудериана была поставлена стратегическая цель овладеть городом Горький (Нижним Новгородом) с целью захлопнуть окружение Москвы с юга. В этом плане главной тактической задачей было обеспечение переправы через Оку в районе Каширы, для выхода к южным окраинам советской столицы. Вот что говорилось в детально расписанном немецком «Приказе на осеннее наступление 1941 года», в частности, 17-й танковой дивизии предписывалось наступать на Каширу, «…имея задачу захватить имеющийся там мост через Оку и воспрепятствовать подходу подкреплений противника из района Москвы».

15 ноября 1941 года
В боях в небе Каширы отлично проявили себя летчики 445-го ИАП Митрофанов, Плаксин, Благодаренко, старший политрук Басков и др. Так, 15 ноября 1941 года три самолета звена Н.П.Баскова во время патрулирования заметили 9 истребителей фашистов «МЕ-109». Наши летчики, чтобы компенсировать численное меньшинство, решили уйдя в облака и набрав высоту внезапно атаковать противника. Замысел удался – два наших «МиГ-3» атаковали первое звено немцев и сбили правого и левого ведомых фашистского авиазвена. Другие тройки немецких самолетов рассыпались. Завязался бой, в ходе которого наши истребители сбили еще один «Мессершмит». Все наши самолеты полностью израсходовав свой боекомплект, ушли в облака и благополучно вернулись на аэродром в Крутышки.

16 ноября 1941 года
Немецкая авиация провела наиболее интенсивный воздушный налет на Каширу. Пострадало очень много мирных жителей. В этот день от бомбежки погибли Марфа Кирилловна Черкашина и Ольга Васильевна Фролова. Особенно больно было хоронить погибших под бомбежками детей. 16 ноября получив ранение от фугасной бомбы погибли 14-летняя Валя Киселева и 7-летняя Надя Плахина. А работник Каширской ГРЭС Владимир Васильевич Леваков, во время этого авианалета, находился в районе бани города Каганович. Когда стали рваться фугасы нацеленные на электростанцию он получил тяжелое осколочное ранение ноги и через два дня скончался от раны в больнице Кагановича.
В ноябре 58-летний Мефодий Ефросимович Добрин получил множественное осколочное ранение от которого вскоре скончался. От осколочного ранения скончалась и Рязанова Агриппина.
В ноябре 1941 года осколками бомб были убиты в районе Ожерелье М.С.Федорова, А.Ф.Беседин, И.А.Гладышев. Пулеметным огнем фашистские летчики расстреляли в Ожерелье 14-летнего Николая Абрамкина и В.Г.Полевского. Страдал от бомбежек и жители каширских сел и деревень. От разрыва фугасной бомбы в начале ноября 1941 года погибла 15-летняя жительница Растовецкого сельского Совета Валентина Васильева.

Середина ноября 1941 года
В связи с приближением немецких войск к Московской области Государственный областной Комитет обороны принял постановление «О переселение немцев из Москвы и Московской области». Все советские граждане немецкой национальности подлежали принудительной высылке в Среднюю Азию. Из разных районов области немцев собрали на станцию Кашира откуда они были отравлены в середине ноября 1941 года в 13 вагонах по направлению в Казахстан и в Самаркандскую область.

18 ноября 1941 года
2-я танковая армия Гудериана начала второй этап наступления на Москву. 24-й танковый корпус получил задачу силами 17, 3 и 4-й танковых дивизий, полка “Великая Германия” и наступающей с юга 296-й пехотной дивизии охватить с двух сторон город Тулу и овладеть им; впереди 24-го танкового и 53-го армейского корпусов наступала на Каширу боевая группа 17-й танковой дивизии, имея задачу захватить имеющийся там мост через Оку.
На веневско-каширском направлении немецко-фашистское командование сосредоточило 400 танков и 810 орудий и минометов против 45 танков и 315 орудий и минометов 50-й армии. Располагая такими большими силами, немецко-фашистское командование было уверено, что на этот раз Москва не устоит...

18 ноября 1941 года
В боях в районе Каширы погиб летчик 178-го ИАП И.М.Швагирев, который в ходе октябрьских боев в небе над Каширским районом таранил самолет врага и был удостоен за это награды - ордена Красной Звезды...

19 ноября 1941 года
Немецкие бомбардировщики во время налета на Ожерелье повредили нефтеналивной состав. Горючее полилось на землю и возникла угроза взрывов и масштабного пожара. Огонь мог угрожать стоявшему на соседнем пути станции составу с боеприпасами. Заместитель начальника станции Николай Александрович Сахаров и дежурный по станции Дмитрий Галищев под вражескими бомбами первыми прибежали к пробитой цистерне и сумели заделать в ней пробоину, предотвратив тем самым возгорание.
Бомбардировкам также подверглись станция Кашира, железнодорожные мосты через Оку. К счастью, результатов они не дали, во многом благодаря действиям зенитчиков оборонявших небо Каширы. Во время одного из воздушных боев немецкий бомбардировщик в районе «старого дедова бугра» у станции Кашира сумел сбросить бомбу на зенитную батарею. Бойцы одного расчета погибли на боевом посту, многие получили ранения. Три зенитки из четырех орудий батареи были повреждены.

21 ноября 1941 года
Немцы преодолев героическое сопротивление советской 239-й стрелковой дивизии захватили город Сталиногорск (ныне - Новомосковск), окружив наши части, которые с боями держались в этом районе до 27 ноября 1941 года. Дорога на Венев и Каширу была открыта.
Командующий Западным фронтом Г.К.Жуков потребовал от генерала Болдина: «Ни в коем случае не допускать проникновения противника в район Венева». В спешной обстановке командование Западного фронта создает Веневский боевой участок в составе 413-й и 299-й стрелковых дивизий (299-я дивизия насчитывала чуть меньше 800 бойцов (т.е. одна десятая часть военного штата), 31-й кавалерийской дивизии.

22 ноября 1941 года
В 2 часа ночи на оборону Венева был направлен из Каширы и 1315-й полк совместно с 464-м саперным батальоном и 1-й батареей артполка 173-й стрелковой дивизии.
Немецкие бомбардировщики разбомбили у станции Пчеловодная санитарный поезд-летучку. Погибших местные жители похоронили в Уваровском саду.
В этот день начались бои за Венев.

23 ноября 1941 года
В телефонном разговоре между командующим 2-й танковой армией немцев Гудерианом и командующим группой армий «Центр» фон Боком главной целью было определено взятие Каширы – «которую русские должны были во что бы то ни стало удержать, так как она снабжала электроэнергией Тулу. Русские боялись потерять Каширу, полагая, что немцы могли бы там захватить переправу через Оку и создать тем самым угрозу южному флангу и даже тылу русских войск».

23 ноября 1941 года
В Кашире были слышны раскаты боев происходящих где-то на юго-западе от города. В 11 часов дня, в условиях облачности, город атаковала группа немецких бомбардировщиков, сбросив бомбы на окраине и в центре. Самолеты противника пытались прорваться и к Каширской ГРЭС.

23 ноября 1941 года
Командующий Западным фронтом Г.К.Жуков издает директиву, в которой предписывает 2-му кавалерийскому корпусу генерал-майора П.А.Белова и приданному ему 15-му полку гвардейских минометов – легендарных «Катюш»: «В связи со сложившейся обстановкой под Веневым…утром 24 ноября, двигаясь форсированным маршем, сосредоточиться к исходу 25 ноября в районе Чернево, Зарайска. Опергруппе штаба корпуса с полком РС сосредоточиться в Зарайске к исходу 24 ноября 1941 года. Командиру 2-го кавалерийского корпуса войти в подчинение командующего 50-й армией, от которого 24 ноября 1941 года получить полную ориентировку в обстановке…». Эта директива запоздала... Враг был уже в Веневе и угрожал Кашире.

24 ноября 1941 года
Газета «Правда» написала о боях под Веневым : «Шестой день наши части ведут упорные бои с крупной немецкой группой, пытающейся обойти Тулу с юго-востока и прорваться в район В. (Венева – прим.). С каждым днем ожесточенность боев нарастает. Враг рвется вперед, несмотря на огромные потери».
В этот день немецко-фашистские войска взяли Венев разгромив оборонявшие его советские войска. Но и враг понесли значительные потери – как следует из советских источников было подбито 36 танков, сбито 6 самолетов противника и уничтожено до полка мотопехоты.

Ночь с 24 на 25 ноября 1941 года
Остатки 1315-й полка 173-й стрелковой дивизии (командир полка майор В. И. Белогуб) начали отход к Кашире из-под Венева.

24 и 25 ноября Жуков еще раз подтверждает свой первый приказ корпусу Белова от 23.11.41 г. по сосредоточению в Зарайске. Он требует: «Немедленно организовать контрудар по наступающим немцам силами 2-го кавалерийского корпуса, придав ему одну стрелковую и одну танковую дивизии».
Но в связи с ухудшением ситуации под Веневым и выходом немцев к южным границам Каширского района директива была изменена. В 17 часов 30 минут Жуков уточняет задачу кавалерийского корпуса Белова:
«1.Передовые части мотомехвойск противника на подходе к Кашире с юга. 2. Немедленно развернуться из района Каширы фронтом на юг, разбить противника и отбросить в южном направлении. 3. В ваше распоряжение направляется из Подольска в Каширу 9-я танковая бригада».

Взяв Венев немецкий 24-й танковый корпус начинает наступать по расходящимся направлениям – на Серебряные Пруды (взят 26 ноября) и Михайлов (взят 24 ноября). «На фронте группы армий «Центр» танковая армия Гудериана добилась больших успехов», - с удовлетворением и оптимизмом отметил начальник генерального штаба Вермахта Ф.Гальдер.
Другие части 2-й танковой армии стремились перерезать шоссе и железную дорогу Тула-Серпухов-Москва в районе Ревякино и замкнуть кольцо окружение вокруг города-оружейников. 17-я танковая дивизия, выйдя на оперативный простор и не встречая никакого сопротивления, выдвигалась к главной цели второго этапа наступления на Москву - к Кашире. До Каширы оставалось 60 километров. На этом пути не было ни одной советской войсковой части. Не было наших войск и на пути от Каширы к Москве. Дорога на Каширу и Москву была открыта.

25 ноября 1941 года
Начальник немецкого Генерального штаба Ф.Гальдер с удовольствием запишет в этот день в своем дневнике: «Гудериан, очевидно, обеспечил себе свободу маневра… 2-я танковая армия продвинулась в направлении Каширы!»
Генерал-полковник танковых войск Вермахта Хейнц Гудериан записал в этот день в своем дневнике: «...боевая группа 17-й танковой дивизии подошла к Кашире»…
Газета «Красная звезда» передавала тревогу тех дней: «После многих попыток взять Тулу немцы решили сделать глубокий обход ее. Бросив в прорыв значительную часть своих танков, фашисты заняли несколько районов. Наши части оказывают немцам упорное сопротивление и наносят им серьезные удары. Но под натиском превосходящих танковых сил наши войска отошли на новые позиции. Обстановка здесь создалась исключительно тяжелая. Враг наступлением на этом участке фронта, видимо, стремится подготовить удар по Москве с тыла».
Андрей Голубев

Кашира и Битва за Москву декабрь 1941 года (окончание)

69-летию Битвы за Москву посвящается
Бомбардировка Каширы 28 ноября 1941 года
28 ноября в воздухе доминировали самолеты Люфтваффе. Они получили численное преимущество и активно использовали его нанося штурмовые удары по нашим частям.
Летчики 445-го ИАП провели за время битвы под Каширой более 12 одиночных и 27 групповых воздушных боев, сбили до 20 фашистских самолетов. Кроме того, они провели 12 вылетов на штурмовку наземных войск противника. 28 ноября летчик 445-го истребительного полка Владимир Бычков вылетел в паре с Н.И.Благодаренко и атаковал в небе над Каширой идущие на бомбардировку города самолеты противника. С первой атаки они нанесли повреждение «ХЕ-111». Возвращаясь на помощь товарищу, увидел идущий в направлении Каширской ГРЭС на бомбометание «Ю-88», атаковал его и вынудил произвести неприцельное бомбометание. Увлекшись преследованием «Ю-88», В.Бычков сам попал под атаку четырех немецких истребителей и был сбит. Его машина врезалась в поле в двух километрах западнее ГРЭС у деревни Хитровка. Герой-летчик был похоронен на Белопесоцком кладбище, рядом с другими погибшими в боях за Москву летчиками 445-го ИАП.
В разгар боёв под Каширой 28 ноября старший лейтенант Благодаренко, возвращаясь с боевого задания на свой аэродром, заметил 4 немецких истребителя. Не испугавшись численного превосходства наш лётчик смело пошёл в атаку, сбил вражеский самолёт, остальные 3 самолёта устремились на него. Завязался жестокий бой. Немецким истребителям не удалось сбить нашего лётчика.
Люфтваффе несло серьезные потери в небе Каширы на по подступах к ней. Вот только один немецкий документ о потерях 2-го и 3-го бомбардировочных отрядов немецкой авиагруппы I-II/KG28 с 4 октября по 31 ноября 1941 года. Это немецкое соединение воевало в Европе и на Черном море. За весь указанный период было сбито и повреждено 12 бомбардировщиков из них 3 под Каширой.
На подступах к Кашире бойцы зенитной батареи кавалерийского корпуса под командованием лейтенанта Алексея Мельникова сбили 28 ноября 4 бомбардировщика противника.
В 17 часов 10 минут 28 ноября 1941 года на Каширу, волна за волной, пошли немецкие бомбардировщики. Посты ВНОС и МПВО зафиксировали 17 групп немецких бомбовозов атаковавших Каширу непрерывно в течение 50 минут и сбросивших на город до 2000 зажигательных и 500 фугасных бомб. Как вспоминает Т.М.Горб: «Город тонул в огне».
В результате авианалета на Каширу были выведены из строя водопровод, электроснабжение, связь (из 300 номеров работало лишь 5), канализация. Особенно пострадали улицы Горького, Советская, Больничная, Пушкарская. Вспыхнули сплошные пожары на Советской, Горького, Пушкинской. Горели отдельные дома в разных частях Каширы. Всего пылало 77 домов. Сильно была разрушена горбольница, загорелась баня, хлебозавод. Зажигательные бомбы должны были спалить всю Каширу. Но местные жители, обученные еще до войны и в самом ее начале, инструкторами МПВО, знали как бороться с «зажигалками».
Атаки самолетов врага на Каширскую ГРЭС были отбиты.
Во время налетов вражеской авиации 25-28 ноября погибли 25 мирных житель Каширы.


Контрудар Белова под Каширой -
начало общего контрнаступления под Москвой
В это время на других участках Западного фронта под Москвой войска Красной Армии вели тяжелые оборонительные бои. В этих условиях войска генерала Белова были первыми, кто начал успешно контратаковать фашистов, отгоняя их от стен столицы. И первый удар по врагу в важнейшей для хода всей Великой Отечественной войны Битве под Москвой был нанесен именно под Каширой.
Советская историческая наука, особенно в период руководства страной И.В.Сталиным, утверждала, что советское генеральное контрнаступление в Битве за Москву тщательно и заранее планировалось. Для этого врага изматывали в оборонительных боях, а в это время подтягивали в тылы резервные армии, готовя их для перехода в наступление. Георгий Константинович Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях» писал в 1969 году о подготовке генерального наступления под Москвой: «Сама идея его возникла еще в ноябре. В ходе оборонительных сражений она окончательно сложилась, стала важнейшим и постоянным элементом замыслов Ставки советского Верховного Главнокомандования». То есть, получается, что Верховное Главнокомандование и командование Западного фронта заранее подготовили события, стянули войска, наметили сроки.
В реальности было немного не так. По событиям под Каширой мы видели, что огромные участок фронта, решающий участок, несколько дней не кому было защищать. В тылу от Каширы до Михнева не было ни одной боеспособной части Красной Армии. Пришлось снимать войска с других участков фронта. О каком спокойном планировании можно говорить, если и под Каширой и под Солнечногорском, в десятках километрах от стен столицы, вражеские танки приходилось останавливать огнем зенитной артиллерии? О какой планомерной подготовке резервов идет речь, если в бой к северу от Москвы бросались все свободные резервы, в том числе и 1-я ударная армия на канале Москва-Волга, которая, вроде бы, стояла в резерве для начала контрнаступления под Москвой?
В многотомном труде «История Второй мировой войны» так говорится о ходе подготовки контрнаступления под Москвой: «Анализируя складывающуюся в ноябре 1941 года обстановку на фронте, советское Верховное Главнокомандование все более убеждалось, что наступательные возможности врага, прилагавшего отчаянные усилия захватить Москву, истощаются. Особенно наглядно это проявилось в конце ноября - начале декабря, когда войска Калининского и Западного фронта серией сильных контрударов заставили немецко-фашистские войска перейти к обороне, а на ряде участков и отступить». Лишь в конце ноября, после ударов по немцам у Каширы, родился первый план контрнаступления под Москвой. Он опирался на то, что немцы измотаны, наша авиация получила численное превосходство в воздухе, немцы не успели перейти к обороне. Удары планировались по ударным группировкам противника действовавшим севернее и южнее Москвы. При этом южнее Москвы эти удары предполагались как продолжение контрнаступления Белова под Каширой. «Уже в ходе развернувшегося контрнаступления Ставка определила его дальнейшую цель: нанести поражение всей группе «Центр». 30 ноября Военный Совет Западного фронта представил Верховному Главнокомандующему разработанный им план, который в тот же день был утвержден. Замысел операции: «…ударом на Клин, Солнечногорск и в истринском направлении разбить основную группировку противника на правом крыле и ударом на Узловая и Богородицк во фланг и тыл группе Гудериана разбить противника не левом крыле фронта». /36/
Кстати, у того же Г.К.Жукова, до выхода в свет его всемирно известных мемуаров, была немного иная точка зрения. Которая, по мнению авторов, ближе к истине. В 1968 году в «Военно-историческом журнале» была опубликована статья маршала "Контрнаступление под Москвой". Там он писал: "Когда в последних числах ноября и в первые дни декабря мы организовывали сопротивление противнику, а затем применили более активную форму - наносили контрудары, в наших замыслах еще не было четко обоснованного мнения о том, что нами затевается такое грандиозное контрнаступление, каким оно потом оказалось. Первая постановка задач 30 ноября на контрнаступление преследовала хотя и важную, но пока ограниченную цель - отбросить наиболее угрожавшие прорывом к Москве вражеские силы. Глубина ударов намечалась: на севере - до 60 км, на юге - около 100 км. Но уже в ходе контрударов, наносившихся в начале декабря, стало ясно: противник настолько измотан предыдущими сражениями и так обессилен, что не только не может продолжать наступление, но и не в состоянии организовать прочную оборону. И когда и на правом, а особенно на левом крыле нашего фронта противник начал отходить, командование фронта распорядительным порядком стало наращивать силу ударов не только по фронту, но и по глубине. 5-6 декабря контрнаступление стало уже реальностью".
Вот и получилось: в книге воспоминаний у Г.К.Жукова - одно, а в более ранней статье нечто иное. Автор, с учетом процитированных выше источников, убежден, что на самом деле именно с тактического контрудара войск группы Белова под Каширой, а позднее и с других контрударов, постепенно, начиналось общее контрнаступление под Москвой. Таким образом, можно утверждать, что хронологически и фактически именно под Каширой начался разгром гитлеровцев под Москвой!

От Каширы до ворот Венева
Всю ночь с 28 на 29 ноября 1941 года войска под командованием генерал-майора П.А.Белова, действуя мобильными группами автоматчиков, очищали от остатков фашистских войск деревни и села Каширского района. К 29 ноября немцы были отброшены на 25-30 километров от Каширы. Это была настоящая победа.
Результаты контрудара под Каширой хорошо видны из записей в дневнике начальника немецкого Генерального штаба сухопутных сил Ф.Гальдера: «29 ноября 1941 года. 161-й день войны. Войска 2-й танковой армии встречают растущее сопротивление противника у Каширы. В этом районе наши авангарды (17-я танковая дивизия) вынуждены были отойти. Восточнее Каширы продолжаются переброски войск противника с юга на Рязань. (это развертывалась 10-я армия-прим.авт.)… Состоялся разговор о выравнивании фронта и группировке сил на зиму …2-й танковой армии. (фактически речь идет об отступлении – прим.авт.) …» Эти записи в дневнике в тот период, когда еще к северу от Москвы обстановка была крайне сложной, очень дорого стоят – они подтверждают тот вывод автора о том, что именно с контрудара войск Белова под Каширой начался крах немецкого наступления под Москвой!
Ближайшей задачей 1-го гвардейского кав.корпуса ставился захват Мордвеса и уничтожение веневской группировки противника. Корпус должен был наступать строго на юг, имея ударные танковые группировки на обоих флангах и подвижный резерв за центром. Приказ о наступлении был отправлен в части группы генерала Белова в ночь с 29 на 30 ноября 1941 года. Противостояли нашим войскам на Мордвеском направлении немецкие 17-я танковая и 29-я моторизованная дивизии.
9-я танковая бригада выдвинулась в район Топканово-Острога-Богатищево. 35-ий и 127-ой отдельные танковые батальоны выдвинулись в район Гритчино-Каменка. Они должны были действовать на фланговом направлении главного удара по направлению Мордвес - Серебряные Пруды.
О действиях немцев 29 ноября исчерпывающую справку дает в своем дневнике Ф.Гальдер: «2-я танковая армия продолжает продвигаться вперед. Успехи, правда, небольшие, в первую очередь – на восточном участке фронта армий. (начавшийся маневр по охвату Тулы с севера – прим.авт.) Противник кое-где отошел. Под Каширой пришлось отойти нашим войскам. Западнее Тулы наши войска несколько продвинулись вперед. По-видимому, противник снимает войска с участка фронта перед правым флангом 4-й армии и перебрасывает их в район западнее Каширы».
После суточного отдыха, 30 ноября 1941 года, наши войска продолжили наступление. Ему предшествовала небольшая артиллерийская подготовка. Общее направление – на юг. Немцы создали из деревень и сел, расположенных рядом с шоссе Кашира-Мордвес, узлы обороны. Прикрывая отходившие к Мордвесу войска фашисты сумели наладить хорошую круговую оборону в этих деревнях, опиравшуюся на созданные каширянами и советскими саперами оборонительные сооружения, окопы, минные поля, а также используя врытые в землю и снег танки. Вырыть качественные новые укрепления немцы не могли – в эти дни было морозно и земля не поддавалась саперным лопаткам. Потеплело лишь днем 30 ноября – температура воздуха повысилась до 0 градусов по Цельсию, кое-где накрапывал дождь.
На центральном участке наступления основные бои 30 ноября велись в районе сел Наумовское и Барабаново. Части 173-й стрелковой дивизии обеспечивали стык конногвардейцев с 112-й танковой бригадой и для этого наступали в район Жежельны.
На нашем правом фланге, который мог угрожать действиям основных немецких сил, направляемых на охват Тулы с северо-запада, немцы попытались оттеснить соединения 112-й танковой дивизии. Танкисты А.Л.Гетмана отбили эти атаки, уничтожив до 10 танков фашистов и 2 самолета. Но сами продвинуться вперед к Мордвесу не смогли. Немцы сумели уничтожить 3 наших танка и сбить 2 советских самолета. Бои шли в районе деревень Нефедьево и Павловское в соседней Тульской области.
Небольшого успеха 30 ноября добилась 2-я гвардейская кавалерийская дивизия, наступавшая вместе с 9-й танковой бригадой и двумя отдельными танковыми батальонами на левом фланге. Она вышла к селу Малое Ильинское и к 18 часам вечера этого дня, согласно сводке Советского Генштаба, вышла к д.Якимовское. Передовые части этих соединений вели разведку по направлению на Серебряные Пруды. Оттуда, на помощь 17-й танковой дивизии немцев, выдвигались два полка 29-й моторизованной дивизии гитлеровцев.
Гудериан так оценил результаты боев в этот день: «…30 ноября было отмечено усиление противника, действовавшего против моего северного фланга у Каширы. Было очевидно, что противник перебрасывает с центрального участка фронта, западнее Москвы, часть своих сил на угрожаемые фланги». Гудериан понял маневр советского командования – но было уже поздно…
Настроение немецких солдат сильно отличалось от настроения немецких штабных генералов. Их характер хорошо отражен в письме Вильгельма Эльмана датированном 30.11.1941 года: «Русских победить невозможно…»
Об общем успехе боев под Каширой 28-30 ноября узнали и все советские люди. Корреспондент газеты «Правда» П.Лидов писал 1 декабря 1941 года: «Мы сообщали о контрударе, который нанесли конногвардейцы тов.Белова германским частям, стремившимся наступать на север на сталиногорском направлении. В результате этого контрудара противник был остановлен и перешел к обороне. За истекшие сутки конница тов.Белова и приданные ей части развили свой успех....Немцы, преследуемые советскими частями, понесли большие потери в живой силе и технике. Под одним только селом П. (село Пятница – прим.авт.) сожжено 18 германских танков, разбито 8 броневиков и до 20 автомашин, сбито 2 самолета».
А вот как оценил бои к югу от Каширы Г.К.Жуков в своих мемуарах: «До 30 ноября шли напряженные бои в этом районе к северу от Мордвеса. Враг не смог здесь добиться успеха. Командующий 2-й танковой армией Гудериан убедился в невозможности сломить упорное сопротивление советских войск в районе Кашира—Тула и пробиться отсюда в сторону Москвы. Гитлеровцы вынуждены были перейти на этом участке к обороне. Советские войска, сражавшиеся в этом районе, отразили все удары врага, нанесли ему большие потери и не пропустили к Москве».
1 декабря кавалеристы 1-го гвард.кавкорпуса вновь попытались возобновить свои атаки освобождая последние каширские деревни. Но успех снова ускользал от наших воинов: «Ни в центре, ни на правом фланге мы не смогли значительно продвинуться вперед. В оперативной сводке Главного командования Сухопутных сил Вермахта о боях 1 декабря в районе Каширы сказано: «Танки противника провели разведку боем перед правым крылом 17 тд.».Советская разведка подтвердила, что группе Белова противостоят силы 17-й танковой дивизии, часть танковой группы «Эбербах». К району боев подтягивалась и мотопехота 29-й мотодивизии от Серебряных Прудов. Приказ двигаться к Кашире в эти дни получили и соединения 167-й пехотной дивизии немцев.
Окончательно территория Каширского района была очищена от фашистов 4 декабря 1941 года. Немецкие войска продержались в нашем районе всего лишь около 10 дней.
3 декабря из подчинения генерал-майора П.А.Белова была выведена 112-я танковая дивизия и 35-й отд.танковый батальон. Их бросили в сражение против немецких танков рвущихся к Ревякино. Наши танкисты должны были сорвать планы фашистов окружить Тулу.
3 декабря противник произвел несколько контратак при поддержке десяти танков и двух бронемашин. Ему удалось несколько потеснить наши части и овладеть населенными пунктами Малое Чернево и Борисово. Бои на участке 173-й стрелковой дивизии шли 4 и 5 декабря непрерывно.
Советский Генеральный штаб подвел итоги боев на юге от Каширы 3 декабря 1941 года в своей оперсводке №281: «1 гв.кк продолжал вести наступательные бои с противником на каширско-веневском направлении. 1 гв.кд к 18.00 3 декабря овладела районом Мартемьяново-Лашино. 2 гв.кд. двумя полками овладела районом Немерино; ее третий полк действовал совместно с 9 тбр. 9 тбр вела бой в районе Пряхино-Михайловка». 173-я сд овладела районами Заразы, Хреново, Верхн.Рудькино, Жилево и продолжала наступать на Гритчино (все населенные пункты в Тульской области-прим.авт.).
Ускорить темпы наступления на Мордвес позволил успех советских войск 50-й армии отразивших попытку немцев окружить Тулу в районе Ревякино. 3-я и 4-я танковые дивизии были отброшены к Веневу. Бесспорно, помогли героическим защитникам города-оружейников и наступательные действия 1-го гвардейского кавкорпуса, сковавшего и атаковавшего крупные силы немцев.
Бедствия немцев усугубляла и погода – именно 5-6 декабря впервые «вдарил» настоящий русский мороз. Столбик термометров опустился до 28-30 градусов ниже нуля. А наши части, невзирая на стужу, почти не имея отдыха, продолжали продвигаться вперед. 4-6 декабря шли бои за овладение районами Гридчино, Гремячая, Алесово, Уваровка, Пряхино. Наступал перелом в боях за Мордвес.
6 декабря 173-я дивизия перешла в наступление. Ночная атака оказалась неожиданной для противника. К вечеру 6 декабря 2-я гвардейская кавалерийская дивизия и 9-я танковая бригада перерезали дорогу, ведущую из Мордвеса в Венев. Немцы, опасаясь быть окруженными, начали поспешно отходить. Они бросали свою технику и отступали пешком. «Повсюду видны были следы их поспешного бегства. 7 декабря на радиозапрос немецких частей Гудериан ответил: «Машины сжигать, самим отступать…».

В ночь на 7 декабря 1941 года войска генерал-майора П.А.Белова с трех сторон ворвались в Мордвес. Кавалерийские эскадроны в конном строю стремительно преследовали убегающего противника. 9 декабря был взят Венев.
Подводя итоги боев под Каширой П.А.Белов в 1942 году писал: «В боях к югу от Каширы потерпели поражение следующие дивизии противника: 17-я танковая, 29-я моторизованная, 167-я пехотная. Нами захвачены трофеи: свыше 2 000 автомашин, не менее 80 танков и более 60 орудий разных систем. Одними убитыми враг потерял около 1 500 человек». В донесении командования 173-й стрелковой дивизии Военному Совету 50-й армии указываются более точные цифры захваченных у немцев трофеев: «…машин грузовых – 379, машин легковых – 15, мотоциклов – 190, орудий – 28, пулеметов-27, танков-29, танкеток – 4, зенитных пушек-6, автоматов-10, патронов – 800 тысяч, саперное, иженерное имущество, имущество связи и п.д.».
На этом заканчивались бои под Каширой, а начавшееся здесь контрнаступление советских войск переросло в общее стратегическое наступление Западного фронта, начавшееся 4-6 декабря 1941 года. Конногвардейцы Белова освободили Сталиногорск, Узловую, Крапивну, Козельск и совершили героический рейд в район Смоленска, где в окружении сражались с фашистами в начале 1942 года.

Результаты оккупации фашистами Каширского района
За десять дней оккупации части территории Каширского района фашисты умудрились нанести народному хозяйству района значительный ущерб. Подвергнув наш город чудовищной бомбардировке гитлеровцы разрушили и сожгли большое количество жилых домов, уничтожили городскую баню, разрушили все корпуса больницы и другие учреждения. Всего ими было сожжено, уничтожено и разрушено около 150 зданий. С особым варварством уничтожались культурные учреждения – библиотеки, школы, клубы, избы-читальни. Среди них выведено из строя 26 школ, две из них уничтожены полностью, сожжено более 20 тысяч книг. Было разрушено 18 мостов, 45 колхозных построек, сожжено или уничтожено в боях 77 частных домов. Их колхозов района угнано 50 голов общественного скота, сожжены и испорчены хлеб и корма собранные с площади 2924 гектара и более 1500 центнеров сена. Общий ущерб хозяйству района оценивался в 65 миллионов тогдашних рублей.
Памятные следы оставили немцы после себя в оккупированных селах Каширского района. Характерным для немцев было поведение захватчиков в деревне Пятница. По свидетельству очевидцев они первым делом разграбили магазин потребкооперации, затем стали обирать местных жителей. Брали все подряд, особенно налегая на теплые вещи. Затем начали резать птицу и скот у колхозников, отбирать у них тулупы, валенки, одеяла. Местных жителей заставляли носить воду для помывки завшивевших немцев. Примерно та же картина была и в Стародубе, Злобино и других деревнях района. В Барабаново немцы расквартировались в школе и топили печку книгами и партами.

Надо отметить, что в некоторых случаях причиной причинения ущерба колхозникам были распоряжения местных властей. По воспоминаниям З.Кореняк В деревне Яковское по приказу сверху перед приходом немцев под нож пустили всю скотину и спрятали мясо по домам, чтобы оно не досталось оккупантам. А в Никулино поступила команда жечь весь хлеб. На станции Пчеловодная перед приходом немцев взорвали 9 метровый мост и трубу через р.Сергеевка.
На оккупированной врагом территории Каширского района были примеры личного мужества среди гражданских лиц. У деревни Никулино был ранен разведчик-кавалерист П.М.Евремов. До подхода наших войск его укрыл колхозник Н.И.Рощин.
Андрей Голубев
Андрей Голубев

69-й годовщине Битвы за Москву посвящается (продолжение)

«Тайфун» угас под Каширой
Оборона Каширы 26 ноября
26 ноября 1941 года ситуация под Каширой еще оставалась сложной. Накануне в город пришли первые соединения кавалерийского корпуса. На ступинском берегу, в лесном массиве развернулись «Катюши» 15-го полка гвардейских минометов полковника М.Дегтярева. Но сил было еще мало. До подхода 9-й кавалерийской дивизии Осликовского, 112-й танковой дивизии, 9-й танковой бригады, 35 и 127-х отдельных танковых бригад главной задачей было обеспечить оборону Каширы и не допустить прорыва неприятеля на запад и восток от нее.
Надо заметить, что на направлении возможного удара немцев из Пятницы на Каширу оборону по-прежнему держали слабые соединения – батареи зенитчиков, школа младших командиров 49-й армии и на участке Корыстово-р.Мутенка (у Зендиково и Базарово) части 173-й стрелковой дивизии, а основные силы обороняли город и мост через Оку. Советские войска заняли окопы и блиндажи подготовленные заранее на подступах к Кашире местными жителями и саперами. Если бы этих сооружений не было, то ударивший в ночь на 26-е число мороз не позволил бы копать землю.
Немецкие войска с утра 26-го ноября продолжили расширять полосу прорыва под Каширой в западном и восточном направлениях. К исходу дня неприятель занял около 50 населенных пунктов Каширского района. При этом в большинство деревень и сел района входили лишь разведгруппы 17-й т. д. немцев. Они доходили до Остроги и Растовцев и до Иваньково. Главные силы фашисты стягивались в Пятницу, где продолжали готовить прорыв к Кашире.
К Кашире со стороны Венева медленно подтягивались колонны с некоторыми частями 167-й пехотной дивизии немцев, танковой группы «Эбербаха» и двух полков 29-й моторизированной дивизии 2-й танковой армии Гудериана. Они растягиваются на дороге от венева до Каширы.
Фашисты спешно начинают оборудовать в Пятнице свои огневые точки, превращая деревню в оборонительный опорный пункт на случай контрудара советских войск. Силами передовых отрядов 17-й танковой дивизии 26-го ноября под Зендиково были предприняты две попытки провести небольшими силами разведку боем. Эти атаки, хотя и были отбиты, но свидетельствовали о намерениях врага продолжить наступление.
С целью предотвращения ударов с флангов узлы обороны создаются немцами 26-го ноября у Кокино, Верзилово, Стародуба.
Днем 26-го ноября пришла радостная весть от танкистов А.Л.Гетмана. Части его 112-й танковой дивизии подошли к 15.00 к Иваньково. Этим маневрам 40 танков «Т-26» Гетмана надежно прикрывали правый фланг обороны на каширском участке. Они также вставали на пути немцев, пытавшихся перерезать связь Тулы с Серпуховым и Москвой.
В ночь на 26-е ноября под Каширой появились первые части 9-й кавалерийской дивизии Осликовского. Они начали занимать левый фланг обороны Каширы на линии Ягодня-Ожерелье-Грабченки.
Немецкая авиация пытается сорвать подход резервов к Кашире. С 26 ноября активизируется бомбежка вмороженного в лед плашкоутного моста через Оку, железнодорожного моста. Бомбят немцы и Каширскую ГРЭС, повреждая линии электроснабжения.
Зенитчики 352-го ОЗАД и 51-го отдельной батареи отбивают атаки вражеской авиации, несмотря на то, что часть стволов зенитных орудий теперь повернуты не в небо, а отражают атаки танков и мотопехоты противника под Зендиковым. Успешно бьются в небе над Каширой и истребители 445-го и 178-го ИАП. При этом наши «ястребки» вылетают и на штурмовку немецких колонн движущихся к Кашире и бомбят позиции фашистов в районе Пятницы. 25-28 ноября в районе Каширы была низкая облачность, которая облегчала действия бомбардировочной авиации обоих сторон.
В оперативной сводке Генштаба Красной Армии №274 про действия нашей авиации в эти дни сказано: «ВВС фронтов и авиация ГК в течение второй половины дня 25 и днем 26.11. главные удары (650 самолето-вылетов) наносили по танковым и мехчастям противника на клинском и каширском направлениях».

Каширяне в обороне города
Большое мужество и героизм проявили 25, 26-го ноября 1941 года и в последующие дни мирные жители Каширы. Продолжала давать ток в городские сети районная электроподстанция в Кашире. Каждое утро открывались торговые точки в Кашире и Кагановиче. Работала баня, парикмахерские, деревообделочная фабрика и почти все предприятия и артели Каширы. Телефонный коммутатор обеспечивал связь для штаба обороны города.
Было налажено снабжение бойцов подходивших в Каширу частей хлебом. Для них на фабрике-кухне в Кагановиче (ныне ресторан «Центральный») и в Ступино готовили обеды. Лошади кавалерийского корпуса своевременно получали фураж.
Каширская больница была превращена в госпиталь. Раненых бойцов и мирных жителей принимала больница города Кагановича. На тот момент в Кашире располагались 252-й полевой госпиталь, эвакогоспитали №1877 и №2905, которые 25 ноября начали эвакуировать. К сожалению, основную часть раненых из Каширы удалось вывезти лишь после страшной бомбежки 28 ноября. Помощь пострадавшим от бомбардировок оказывала и железнодорожная поликлиника и больница. Особенно отличились медики Андрюхина Н., Неверко Н., Кизь, Старостина, Ашевская, Торпова, Лавринова, Фомичев.
Ценные сведения из тыла противника принесли в штаб обороны города каширские комсомольцы Григорий Горкавенко, Александр Сальников, Серегина Анна, Петрухин Александр.
Женщины Каширы несли прямо в окопы воинам Красной Армии последнее из того, что у них было. Хлеб, сало, молоко, пироги, овощи, творог.
26 ноября пришло сообщение о том, что электроснабжение Тулы с Каширской ГРЭС прервано. Осажденный город погрузился во мрак. Территорию, где проходила линия электропередачи, занял враг. Для Тулы эта линия имела особое значение: она была единственной, по которой снабжалась электроэнергией. По ней же осуществлялась прямая телефонная связь Тулы с Москвой. Тула лишилась не только электроэнергии, но и единственной связи с внешним миром.
На ремонт отбыли бригады электромонтеров из Каширы и из Тулы. Со стороны нашего города пошел молодой электромонтер Володя Побережник. Бригадир Климентий Иванович Семенихин не дождался от него вестей и послал следующего обходчика, который дошел до немецких позиций и повернул назад, не найдя места порыва. Рудневский монтерский пункт на запросы с Каширской ГРЭС отвечал по немецки… В итоге ремонтники из Каширы, на двух машинах, пошли по линии сразу за наступающими частями Белова по трассе Тульской ЛЭП. Впереди, разгоняя противника от линии электропередачи, действовали наши самолеты. К месту порыва на участке монтера Конюхова удалось добраться только к вечеру 28-го ноября 1941 года.
Нашли порыв и начали ремонт – прямо на территории до конца не очищенной от противника. Линия электропередачи была повреждена примерно на протяжении 7 километров. На трескучем морозе, чутко прислушиваясь к завываниям вьюги, группа Семенихина работала всю ночь и весь следующий день. К 29 ноября неисправность была устранена и ток в Тулу пошел вновь.


27 ноября 1941 года – первый день контрнаступления
под Каширой
26 ноября генерал Белов разрабатывал план контрудара под Каширой, который от него требовала Ставка ВГК. План предусматривал удары наших танков по флангам немцев в общее направление на Барабаново с одновременной атакой кавалерийского корпуса по фронту. Цель — окружить немцев под Каширой.. Наступать 27 ноября планировали не только войска П.А.Белова. С наступлением рассвета готовился продолжать активные действия и противник. Несколько мобильных групп немцев с 8 утра начали вести атаки в юго-западном и юго-восточном направлении от Каширы.
У Пятницы разгорелась перестрелка с использованием артиллерии. В районе реки Мутенки действовали разведгруппы противника. В ночь на 27 ноября отдельные передовые подразделения 4-й танковой дивизии немцев начали появляться в районах реки Восьма, д.Тепловка, д.Воскресенка и недалеко от Иваньково Тульской области. С утра 27 ноября противник начал наступление в полосе 112-й танковой дивизии. Фашистским танкам, в количестве около 50 единиц и мотопехоте противостоял один танковый полк в составе 40 легких танков «Т-26» (вооруженных пушкой 45-мм, на устаревших моделях с пушкой 37 мм.) и артиллерийский полк, вооруженный в основном слабыми 45-мм пушками и группы мотострелков.
На рубеже д.Тепловка, МТС и д.Акимовка под Иваньково Гетман создал три танковые засады. Около 8 часов утра немецкие танки атаковали 2-й танковый батальон 125-го танкового полка (командир – младший политрук А.Е.Шамов). Потеряв несколько танков немцы приостановили свои атаки, но подвергли мощному артиллерийско-минометному обстрелу позиции наших танкистов. Танк А.Е.Шамова был подбит, а сам он погиб.
Столкнувшись с хорошо организованной обороной немецкие мобильные части прекратили атаки, заняли оборону и начали вести перестрелку.
Продвижение немцев было остановлено. Но и танки Гетмана не смогли выполнить намеченную генерал-майором Беловым на 27-е ноября задачу – атаковать немцев с правого фланга, пытаясь охватить их группировку у Каширы и замкнуть клещи оперативно-тактического окружения.
В полночь с 26 на 27 ноября разведчики 11-го кавалерийского полка провели разведку боем окраин деревни Пятница. В бою было уничтожено до 10 автоматчиков немцев, а разведчик Агафонов сумел захватить документы и добыть некоторые разведданные.
Как и было запланировано накануне, в полосе наступления 1-го гвардейского кавалерийского корпуса П.А.Белова в 10 часов началась артиллерийская подготовка. Батареи 1-й гвардейской кавалерийской дивизии (начальник артиллерии дивизии майор Николай Михайлович Мазин) вели огонь по заранее разведанным целям. В завершении артподготовки дали один залп батареи «Катюш» 15-го полка гвардейских минометов.
В 10 часов 20 минут 27 ноября 1941 года пошли в атаку 1-я и 2-я гвардейские кавалерийские дивизии, 173-я стрелковая дивизия. Они атаковали район деревень Стародуб, Базарово, Верзилово, Мицкое и Пятница. Наши бойцы встретились с ожесточенным сопротивлением немцев, которые, как оказалось, тоже в это утро готовились к атаке.
Наступление наших войск к югу от Каширы, встретив мощный артиллерийский и пулеметный огонь немцев, а также под ударами фашистов с воздуха, вскоре замедлилось. Остановилось наступление и на левом фланге контрудара. 2-я гвардейская кавалерийская дивизия полковника Н.С. Осликовского, перешедшая в наступление с опозданием на два часа, прямо с марша, имея много отставших. Выступив из района Знаменского и Макарова, дивизия прошла через Ожерелье, еще не занятое противником, и завязала встречный бой с немцами у села Кокино. Наши бойцам преградил дорогу пехотный батальон, поддержанный, по данным мемуаров Белова, пятнадцатью танками. Позиции немцев усиливала пулеметная точка, размещенная фашистами прямо на колокольне церкви Богоявления.
Не удалось обеспечить танковую поддержку и наступающим частям 2-й кавдивизии со стороны 9-й танковой бригады из Зарайска. Лишь к вечеру на помощь Осликовскому выдвинулось 18 легких танков «Т-60».
Потери были очень велики. Еще весной 1942 года, по воспоминания О.Ф.Алексеева, каширские подростки находили тела советских солдат в этом районе.
К сожалению, по объективным причинам, к полудню 27-го ноября советское контрнаступление под Каширой начало тормозиться, несмотря на тактические успехи. 173-я дивизия вернула контроль над высотой «211», 96-й кавалерийский полк овладел селом Базарово, а 166-й кавалерийский захватил Чернятино. Продвигаясь на юг, гвардейцы начали обходить Пятницу с северо-запада.
Лишь к вечеру этого дня полковник Грецов сумел подвести к д.Никулино и д.Кипелово первые 18 танков «Т-60» из состава двух отдельных танковых батальонов и мотопехотный батальон 9-й танковой бригады Кириченко. По пути эти соединения рассеяли разведгруппы немцев в районе Топканово и Острога. Полковник Грецов попытался выполнить замысел Белова и обозначил охват вражеской группировки в районе Пятницы с юго-востока. Но, как замечает сам П.А.Белов: «К сожалению, отряд Грецова был все еще слишком слаб».
Несмотря на то, что план наступления разработанный П.А.Беловым выполнить 27 ноября 1941 года не удалось, назвать этот день совсем неудачным будет несправедливо. Наши войска, опередив начало немецкого наступления на Каширу, перехватили инициативу и сами ударили по врагу, потеснив его на глубину от трех до восьми километров.
Командующий Западным фронтом Г.К.Жуков докладывал в тот день И.В.Сталину:
«Белов с утра начал действовать. Продвигается вперед. Против Белова действуют части прикрытия противника… По состоянию на 16 часов 27 ноября противник отошел на три-четыре километра. Захвачены пленные. Сегодня в бою танковые батальоны и бригада не участвовали». После войны, в своих мемуарах, Г.К.Жуков немного преувеличит результаты первого дня контрнаступления под Каширой: «27 ноября кавкорпус П.А.Белова во взаимодействии со 112-й танковой дивизией, 9-й танковой бригадой, 173-й стрелковой дивизией и другими частями нанес стремительный контрудар по войскам Гудериана и отбросил их на юг на 10—15 километров в сторону Венёва».
Точное описание результатов боев 27-го ноября дает Оперативная сводка №275 Генштаба Красной Армии:
«1 гв.кк. успешно развивал свои действия по разгрому группировки противника, прорвавшейся в район г.Кашира. Части корпуса к 16.00 27.11 занимали положение:
5 кд вела бой с противником силою до пехотного батальона с 10 танками на северной окраине района Пятница-Тимирязево.
9 кд., овладев районом Ожерелье-Грабченки, продолжала наступать на район Кокино, имея перед собой до пехотного батальона противника с 8-10 танками.
Танковая группа (2 танковых батальона и 9 тбр) наступала в направлении Барабаново и к 15.30 27.11 занимала район Топканово-Острога-Чернево (прим.авт. – это ошибка Генштабистов, следует читать Чернятино).
112 тбр (следует читать «тд» – прим.авт.) вела бой с танками и мотопехотой противника в районе Иваньково)».
Газета «Красная звезда» сообщала всей стране в статье «Танковые сражения на дальних южных подступах к Москве» о боях 27 ноября под Каширой: «Сегодня весь день шли жестокие бои в районе севернее Тулы. Враг рвался к одному из городов (Кашире-прим.авт.), но был отброшен. Затем он предпринял новую попытку продвинуться вперед и вернуть потерянные позиции. Неприятель бросил на нашу Н-скую часть танки, самолеты, мотопехоту, но успеха не добился. В тесном взаимодействии с артиллерией и танками Н-ская часть заставила немцев отойти на несколько километров на юг. При отходе немцы оставили свыше 500 трупов солдат и офицеров…Замысел фашистского командования захватить город с хода провалился…»
В Оперативной сводке Главного командования Сухопутных сил Вермахта №165 от 27.11.41. о боях под Каширой сказано: «Танки противника атаковали южнее г.Кашира, на шоссе Кашира-Алексин русские оказывают сильное сопротивление».
Очень осторожно говорит 27 ноября о контратаках Белова под Каширой Ф.Гальдер в своем дневнике: «На направлении главного удара 2-й танковой армии (на Оке) также появились свежие дивизии противника. Обстановка неясная».
В оперативном донесении немецкой группы армий «Центр» 27 ноября отмечалось: «Сопротивление противника в районе Каширы заметно усилилось. 17-я танковая дивизия и группа «Эбербах» вынуждены южнее Каширы перейти к обороне. Непрерывные налеты вражеской авиации причиняют значительный урон». /8/
Лишь после контратак 27 ноября 1941 года немецкое командование обнаружило что в Кашире имеются значительные силы: «Обнаружено движение войск противника из Коломны на Каширу и Рязань...» (танки 9 тбр и 2 отд.бат.-прим.авт.)… Обстановка неясная», - отметил в этот день в своем дневнике начальник немецкого Генштаба Ф.Гальдер. 27 ноября, в день первых советских контрударов под Москвой в районе Каширы, Гальдер впервые подробно, даже очень подробно, напишет про суровую зиму и плохое снабжение войск вермахта, хотя из его же дневников явствует, что хваленные немецкие генштабисты, «танковый гений» Гудериан проспали героический марш-бросок кавкорпуса генерала Белова и переброску наших танков. Советские военноначальники обыграли немцев под Каширой тактически. Разгром противника должен был довершить героизм наших солдат и офицеров.
Здесь авторы не могут не остановиться на известных ссылках немцев на морозы, которые помешали им взять сначала Каширу, а потом и Москву. По данным архива Главного управления метеослужбы в ноябре 1941 года абсолютный минимум температуры воздуха не превышал 18 градусов мороза, а средняя месячная температура держалась в районе 4-6 градусов мороза. Лишь 5-7 декабря 1941 года столбик термометра упал ниже 28 градусов. Конечно, для немцев и 6 градусов ниже нуля – страшный мороз. Но неужели хваленый немецкий Генштаб, который при планировании педантично учитывал каждую мелочь, не знал, что Россия – это не Греция? Знал и поэтому и Гитлер и командование Вермахта ставили задачу закончить «Тайфун» еще в ноябре, до наступления сильных морозов. Командование Вермахта и немецкие генералы просто не хотели признаться в том, что они, рассчитывая закончить войну до наступления холодов, не подготовили свои войска к действиям в зимних условиях.
Но взять Москву до холодов не вышло. Не дали красноармейцы и командиры Красной Армии, не дал весь героический советский народ! Надо заметить, что и наши бойцы и техника воевали в таких же условиях. В таких же условиях шло и снабжение советских войск. Именно в таких же сложных условиях кавалерийский корпус совершил героический марш-бросок к Кашире, несмотря на подмороженную землю, которая стирала копыта лошадей в кровь. Поэтому говорить о том, что мороз помогал советским войскам и мешал немецким, это почти тоже самое, что и говорить про «плохого танцора», которому тоже, постоянно кое-что мешает…


После боев под Каширой 27-го ноября Гудериан уже начал обосновывать свое отступление, мотивировать свое замаячившее на горизонте поражение, ища поддержки и понимания у чиновников из штаба Вермахта: «Полковник Балк, в то время референт главного командования сухопутных войск по вопросам бронетанковых войск, сопровождал меня во время этой поездки. Я просил его передать главнокомандующему сухопутными войсками свои впечатления о поездке», - пишет в своих мемуарах Х.Гудериан.
Наступательная сила 24-го танкового корпуса, части которого сражались и у Каширы, стала окончательно угасать.
Но думать о том, что Гудериан окончательно решил перейти к обороне будет не верным. Юго-восточнее Каширы успешно действовала 10-я мотодивизия 47-го корпуса, взявшая 27 ноября город Михайлов. По приказу Гудериана группа подрывников была направлена для подрыва железной дороги на участке Рязань-Коломна, но советские войска не дали им этого сделать. Командующий 2- танковой армией немцев поставил к 27 ноября 1941 года конкретные задачи своим войскам по овладению Тулой, которая мешала взять Каширу и двигаться к Москве.
О желании немцев продолжать наступление под Каширой свидетельствует то, что и 27-го и прежде всего 28 ноября немецкая авиация наносила по городу активные авиаудары – явное свидетельство намерений продолжать наступление на этом направлении. Немцы строго выполняли инструкции своего командования - сохранять немецкие войска и перед штурмом русских городов стирать их с лица земли авиабомбами.
После неудачных попыток 24-26 ноября вывести из строя мосты через Оку и Каширскую ГРЭС 27 ноября немцы направили свои усилия на подавление зенитных батарей. Группы бомбардировщиков по нескольку раз в день нападали на объекты и огневые позиции батарей 352-го ОЗАД. Особенно яростной бомбардировке подверглась 27 ноября 1-я батарея капитана И. С. Рязанцева. От прямого попадания бомбы погиб весь орудийный расчет сержанта Г. В. Терехова. Выбывали из строя бойцы и на других орудиях. Но, умело, осуществляя взаимозаменяемость в расчетах, воины продолжали вести стрельбу и сбили несколько бомбардировщиков.

28 ноября 1941 года – день перелома в боях за Каширу
В ночь с 27 на 28 ноября генерал Белов произвел перегруппировку своих войск. Были усилены части в задачу которых входило окружение фашистов в д.Пятнице.
Боевые действия силами небольших групп продолжались всю ночь с 27 на 28 ноября. Конные разведчики проникали в тыл противника. На дорогах южнее Пятницы и севернее Мордвеса они атаковали застрявшие в сугробах вражеские мотоколонны. В оперативной сводке №166 главного командования сухопутных войск Вермахта было отмечено: «В ночь с 27 на 28 ноября отбиты 2 атаки противника от г.Кашира в южном направлении».
Очень важную работу выполняли не только войсковые разведчики. Помощь командованию корпуса генерала Белова оказывали бойцы партизанских отрядов и каширского истребительного батальона. Партизаны Горковенко Григорий, Сальников Александр, Серегина Анна, Терехов Александр, Минаев, Грошев, Петрушин, Устинов уточняли позиции немцев, выявляли их огневые точки и сообщали об этом командованию до начала наступления. Не один раз ходила в тыл к немцам сотрудница каширского отдела народного образования Шаевская. Знание немецкого языка помогало ей добывать важные разведданные.
В ночь с 26-го на 27-е ноября 1941 года в тыл врага с разведчиком-конногвардейцем Михаилом Бочаром, знающим немецкий язык, ходил боец каширского истребительного батальона десятиклассник Володя Зубовский.
Комиссар Каширского истребительного батальона АЛебедев вспоминал в газете «За электрификацию» №179-180 от 5 декабря 1945 года в очерке «Это было под Каширой» о разведывательных рейдах в тылу противника группы бойцов батальона возглавляемых бойцом Кочегаровым, а также об учениках 4-го класса каширской школы, которые также ходили в тыл за разведданными.
Бойцы одного из каширских партизанских отрядов взяли под Каширой в плен сбитого немецкого летчика у которого нашли карты, дневники и фотографии.
По данным Генерального штаба Красной Армии в районе д.Пятницы нашим войскам противостояло до батальона мотопехоты и 10 танков. В Корыстово, Верзилово, Умрышенка, Наумовском, Булгаково, Кокино, Ягодне, Стародубе сражалось примерно от взвода и роты до батальона немецкой мотопехоты при поддержке небольших групп танков, минометов и малокалиберных пушек. Все эти населенные пункты были превращены в узлы долговременной обороны. (По воспоминаниям жительницы деревни Стародуб Веры Васильевны (Грошевой) Маркеловой в их селе было всего около 100 немцев, причем в ходе боев погиб лишь один фашистский солдат).
В ночь с 27 на 28 ноября силы для удара по фашистам накапливались в перелесках и оврагах южнее Каширы. Наступление было решено продолжить рано утром 28 ноября. Для успеха наступления решено было использовать мощную огневую подготовку силами реактивных гвардейских минометов.
«Катюши» 15-го полка гвардейских минометов полковника М.Дегтярева заняли позиции под покровом ночи. 8-й отдельный гвардейский минометный дивизион (командир - майор Ф.Я.Середняк) расположился в Кашире. На площади между городским рынком (ныне старый рынок в Кашире-1-прим.авт.) и сквером на улице Коммунистическая. В состав дивизиона входили 1-я батарея лейтенанта Никитина и 2-я батарея лейтенанта Лучкова.
12-й дивизион «Катюш» (командир – капитан Онисенко) занял позиции в районе Рабочего городка, у старого кладбища.
11-й отдельный минометный дивизион был направлен в район д.Грабченки, для огневой поддержки наступления 2-й гвардейской кавалерийской дивизии Н.С.Осликовского.
В 4 часа утра 28 ноября «Катюши» 8-го отдельного гвардейского минометного дивизиона ударили по окраине деревень Верзилово и Пятница. Ночная артиллерийская подготовка из гвардейских минометов оказала и психологический эффект. Что говорить о немцах, если даже жители Кагановича испуганно смотрели на огненные стрелы с грохотом пронизывающие небо над старой Каширой ранним утром 28 ноября.
В это же время огонь по выявленным разведчиками огневым точкам противника открывают орудия 4-й гаубичной батареи артиллерии 1-го гвардейского кавалерийского корпуса (командир батареи – капитан Семен Профатило). Орудия 1-й батареи конной артиллерии (командир - капитан Василий Горелочкин) вели огонь по немцам с ближних позиций под Пятницей.
В 4 часа 15 минут в атаку пошли бойцы 1-й гвардейской кавалерийской дивизии генерала Баранова и 173-й стрелковой дивизии. Пошла пехота, танки батальона входившего в состав кавкорпуса. Удар по Пятнице нанесла и советская авиация. Атака на Пятницу идет с трех сторон. Справа наступают части 173-й стрелковой дивизии комиссаров Толмачева и Пономарева. Они продолжили бой за господствующую высоту «210,7».
Немцы ведут смертоносный огонь с хорошо оборудованных позиций. По наступающей советской пехоте бегло палят минометные батареи фашистов. Цепи бойцов Красной Армии косят пулеметы. Ценой больших потерь советские бойцы уже в начальной стадии наступления берут с боем деревню Верзилово. Наши воины искренне шли на подвиг, вдохновленные приказом Сталина о присвоении кавалерийскому корпусу звания 1-й гвардейский!
После взятия Умрышенки 96-й и 160-й кавалерийские полки 1-й кавалерийской дивизии генерал-майора В.К.Баранова завязали бой на северной окраине Пятницы. Началась артиллерийская перестрелка. Немцы ударили по нашим войскам из пушек и минометов. В ответ по Пятнице был нанесен еще один удар из «Катюш» расположенных у старого рынка в Кашире.
Еще медленнее продвигалась 2-я гвардейская кавалерийская дивизия полковника Н.С.Осликовского. Немцы, почувствовав угрозу окружения, бросили против него довольно крупные силы пехоты и танков. Наступать пришлось практически без артиллерийской поддержки. Треть артиллерии дивизии застряло на дорогах.
28 ноября 72-й кавалерийский полк прорвал оборону немцев в районе Булгакова. Сложилась выгодная обстановка для конной атаки, чтобы ворваться на плечах противника в село. Полковник Осликовский приказал резервному 108-му кавалерийскому полку ударить по фашистам. Всадники двинулись вслед за отступающими немцами, нагоняя отставших. Но в полукилометре от Булгакова большинство лошадей совсем выдохлось. Конная атака захлебнулась. Уже действуя в пешем порядке, наши воины сумели к полудню 28 ноября взять Булгаково, упустив возможность сделать это с ходу и с меньшими потерями. С боем были взяты 11-м и 72-м кавалерийскими полками деревни Ягодня и Кокино.
Геройски сражались под Каширой воины-конногвардейцы влившиеся в состав корпуса в начале ноября в Михнево бойцы-якутяне. Геройски сражались под Каширой в составе 1-го Гвардейского кавалерийского корпуса и воины из Кабардино-Балкарии.

Поддержки танков с правого фланга корпус Белова 28 ноября так и не получил, что вновь не повзолило выполнить план контрудара полностью. 112-я танковая дивизия полковника А.Л.Гетмана продолжала вести бои в районе Иваньково, медленно продвигаясь на деревню Жежельну, расположенную на полпути между Иваньково и Барабаново - цели наступления.
Немного успешнее действовала танковая группа половника М.Д.Грецова при поддержке мотострелкового батальона 9-й танковой бригады. Он стремился выполнить план наступления, который они разрабатывали совместно с П.А.Беловым, неукоснительно. 22 танка этой группы к вечеру 28 ноября вышли в район Барабаново, где перерезали шоссе Кашира-Мордвес и продвинулись далее на запад до деревни Наумовское. М.Д.Грецов, узнав о том, что танкисты Гетмана запаздывают, решил ударить в тыл 4-й танковой дивизии немцев, которая противостояла нашей 112-й дивизии. Танки Грецова стали уходить к Жежельне, навстречу танкам Гетмана.
Немцы, поняв, что группировка в Пятнице окружена, собрали имеющиеся танки (около 40 – как пишет П.А.Белов) и пехоту (до полка) в один кулак и предприняли бешеную контратаку в районе Барабаново. Противник сумел, до сумерек, оседлать шоссе и восстановить связь группировки фашистов в Пятнице с Мордвесом.
Не получив поддержки от Гетмана полковник М.Д.Грецов не сумел 28.11.1941 года полностью замкнуть кольцо окружения вокруг фашистов сконцентрированных под Каширой. Он был вынужден повернуть свои танки из-под Жежельны на Барабаново и при поддержке конногвардейцев 2-й кавалерийской дивизии вновь пытаться овладеть Барабаново. В этом вечернем бою немцы потеряли до двух рот пехоты и несколько танков.
Новое наступление на Пятницу началось в 16 часов 20 минут, когда стемнело. Перед атакой позиции немцев обстреляли пушки корпусной артиллерии. Последний и решающий удар по врагу наносили подразделения 11-го кавалерийского полка. Немцы, отстреливаясь, отходили к центру деревни. Сосредоточившись там, они попытались пробиться на юг, в сторону Мордвеса. Но немногим удалось уйти живыми. Часть фашистов была убита, часть взята в плен. «В небольшой деревушке гитлеровцы оставили около семисот трупов и десять танков», - вспоминал П.А.Белов.
Наши войска поздно вечером 28 ноября освободили Стародуб и Тимирязево.
Немцы отметили ожесточенные бои под Каширой, не рискуя пока честно признать свое поражение. В оперативной сводке №166 главного командования сухопутных войск Вермахта от 28.11.41 говорится:
«В районе г.Кашира русские придерживаются оборонительной тактики, а многочисленные атаки при поддержке танков в течении дня 28 ноября от Каширы в южном направлении, а также сосредоточение сил у ст.Ожерелье свидетельствуют об усилении противника в этом районе… 28 ноября танки противника предприняли атаку на Барабаново (13 км. южнее г.Кашира)».
К.Рейнгардт в своей книге «Поворот под Москвой. Крах гитлеровской стратегии зимой 1941/42 года» отмечает, что Гудериан, поняв, что дальнейшее наступление на север в направлении Оки успеха не сулит, попросил у командования группы армий «Центр» 28 ноября разрешения прекратить наступление в районе Каширы.
Три дня понадобилось немцам, чтобы понять, что Кашира надежно защищена. Ситуация у Гудериана под Каширой стала настолько сложной, что Гальдер в этот же день отказывает Кейтелю передать ему для обороны Ростова пикирующие бомбардировщики, поддерживающие войска Гудериана. (В итоге и Гудериана под Каширой разбили и Ростов немцы потеряли-прим.авт.).
Уже к вечеру 28 ноября, после успешных атак 1-го гвардейского кавалерийского корпуса под Каширой, командование группы армий «Центр» приказывает 2-й танковой армии отводить войска и сосредоточиться исключительно на взятии Тулы, оставив попытки выйти к Оке и захватить плацдармы для броска на Москву. Операция немцев по взятию Москвы, носившая кодовое наименование «Тайфун», стала захлебываться на южном направлении, после удара советских войск именно под Каширой.
Несмотря на то, что окружить и уничтожить немцев под Каширой не удалось, 1-й гвардейский кавалерийский корпус выполнил боевой приказ. Гитлеровские войска потерпели под Каширой поражение, нависшая над городом угроза миновала. Немцы в ночь с 28 на 29 ноября начали отступать с территории Каширского района. Фашистам не удалось замкнуть «большие клещи» вокруг Москвы. «Тайфун» угасал под Каширой!
А.Голубев